Меню
· На главную
· Коротко о Минске
· Историческая хронология
· Online-карта Минска
· Минск на сленге
· Топонимика Минска
· Переименования
· Стихотворения о Минске
· Генеральный план Минска
· Каталог ссылок
· Связь с нами
· О проекте
· Реклама на сайте

Смотрите также

· Доска объявлений · Телефонный справочник Минска

Полезное
Нет данных

Опрос
Для Вас Минск - это...

Город, где я родился
Город, куда меня занесла судьба
Я не из Минска, меня просто сюда занесло. :)



Результаты

Ответов 1605

Интересное в сети
Нет данных

Пожарное депо на улице Городской вал.

Нынешняя улица Городской Вал –старожил белорусской столицы. Она появилась в начале XIX века на месте земляного вала и в разное время носила название Романовской, Староромановской и Новоромановской. 21 ноября 1885 года здесь справило новоселье Минское вольное общество пожарных охотников (МВОПО), созданное девятью годами раньше. Одноэтажное, с мезонином, кирпичное здание депо в модном тогда стиле модерн возвели всего за девять месяцев. Новорожденный сразу же стал нарушителем тишины на Романовской и соседней Преображенской (ныне Интернациональной) улицах. В город, сплошь застроенный деревянными домами, пожары наведывались часто. Потому нередко звонил колокол на фасаде нового депо. Из его ворот, грохоча по булыжной мостовой, вырывались конно-бочечные хода. Лихие скакуны за несколько минут доставляли охотников в разные точки города. Отчаянные добровольцы не раз спасали Минск от огня. Особенно страшным был июньский пожар 1881 года, бушевавший около двух суток. «Огнь пожирающий» стер с лица земли левую сторону Низкого рынка, Екатерининскую, Койдановскую, Тюремную и Богадельную улицы. Подчистую сгорели 254 дома, 488 флигелей, 271 лавка, 40 складов, 8 правительственных зданий. Без крова, одежды, питания остались более двух тысяч минчан. И только усилиями «вольных охотников» были спасены от уничтожения улицы Раковская, Старо-Романовская, Торговая, Монастырская. Удалось сохранить Екатерининский собор, здания Казенной и Контрольной палат. К 90-м годам XIX века МВОПО стало уважаемой в городе организацией и имело приличное оснащение. «Охотники» не испытывали недостатка в пожарных инструментах, а в конюшне общества ждали сигнала 22 резвых скакуна. Куда хуже обстояли дела в городской пожарной команде, которая размещалась тогда на углу Монастырского переулка и Торговой улицы (это здание сохранилось и поныне). Она была скудно оснащена и еще хуже оплачивалась. «Пожарная команда – это клоака, где люди служат исключительно из-за голода», – писал «Минский листок» в 1910 году. В отличие от профессиональной дружины брандмейстеров в МВОПО состояли, в основном, мещане и представители мелкой буржуазии. В то время и вплоть до 1917 года пожарное добровольчество в империи считалось делом почетным и благородным. Академик Дмитрий Лихачев вспоминал, с какой гордостью носил значок «охотника» его брат, студент Петербургского университета. В Москве и столице добровольные пожарные дружины возглавляли аристократы – князь Львов и граф Шереметьев. Добровольцы почитали за честь безвозмездно спасать минчан не только от пожаров, но и от наводнений. Когда Свислочь становилась неспокойной, на каланчах днем появлялись специальные флаги, а ночью – электрические фонари. О начале наводнения возвещали пожарные колокола, «охотники» и брандмейстеры направлялись к местам сбора – обязательно в длинных сапогах и зимних фуражках. При себе они должны были иметь нехитрый «инструмент» – штурмовые лестницы, ломы, багры, топоры и веревки. Уже на пунктах сбора они получали лодки… Начиналось наводнение, и горожане узнавали о нем по набату пожарных колоколов. Так было, например, в апреле 1900 года, когда Свислочь затопила целые кварталы Татарской слободы (район проспекта Победителей). Эта же история повторилась и ранней весной 1903 года. Тогда «талая вода переполнила реку, и она бурным потоком понеслась по руслу, увлекая за собой все, что попадалось на пути, – свидетельствовал современник. – Масса льда плыла вниз, наскакивая на мосты и грозя их разрушением. Особенно сильно напирали льдины на Захарьевский мост, образуя все более мощный затор». Пожарные всю ночь отстаивали это сооружение, задерживая и разделяя льдины баграми. Крупное наводнение было отмечено в следующем году, когда тесно в берегах стало не только Свислочи, но и Немиге. «Бедственные размеры», как указывала пресса, приобрел мартовский паводок 1906 года. Вот что писал о нем начальник минских «охотников»: «Во втором часу ночи 24 февраля (то есть 9 марта по нынешнему стилю) я выехал на Садовую улицу, куда к тому времени прибыла городская команда. К этому времени вода уже успела затопить почти всю эту улицу и от нее до моста – часть Захарьевской ( теперь – проспект Независимости)… Служители Вольно-пожарной и городской команды спасали жителей, кого на лошадях, других – на лодке, особенно из домов, находящихся во дворах Садовой, где местами вода доходила уже до двух аршин (один аршин = 70 см). К домам по набережной у Плебанской мельницы лошадям приходилось почти плыть. Спасенных жителей, среди которых были больные, старики и дети, отвезли в гостиницы, а частью разместили в ближайших домах». Крупные наводнения происходили также в 1912, 1915 и в 1917 годах. Последнее, как отмечали современники, превзошло по своим масштабам даже паводок 1906-го. В спасении людей участвовали, кроме пожарных, воинские части и милиционеры. Ну а рекордным за многие годы стал подъем свислочской воды весной 1931 года. И в этом случае на помощь минчанам устремлялись пожарные-охотники... Дружина МВОПО часто попадала в поле зрения горожан. Пожарные не только выезжали тушить огонь, но проводили учения на плацу у депо, а также на велотреке в Городском саду. Одним из ярких событий в кинопрокате 1911 года стал фильм «Торжество 35-летнего юбилея Минского вольного пожарного общества». Лента с успехом шла в городе почти два месяца. О минских охотниках часто писали газеты, многих из них горожане знали в лицо. Одной из таких знаменитостей был Иосиф Левитан. Со дня основания МВОПО он служил в отряде так называемых лазальщиков. Доброволец принимал участие в тушении крупных пожаров 1877, 1879, 1881, 1884, 1893 и 1908 годов. Он спас из огня многих минчан, но не успел помочь собственной двухлетней дочери. Это случилось 7 октября 1909 года, после взрыва бензина в электротеатре Штремера на Захарьевской. Пламя быстро перекинулось на соседние дома, в одном из которых жила семья Левитана. Во время разгула стихии погибли еще несколько человек, в том числе четверо пожарных. Через год после этой трагедии губернатор распорядился ввести во всех кинотеатрах дежурство охотников МВОПО. Они несли вахту по два человека, получая за нее по рублю в день. Эти средства направлялись в казну общества. За примерную службу лазальщик Левитан неоднократно представлялся к наградам. С гордостью носил на груди бронзовый наградной и серебряный отличительные знаки императорского российского пожарного общества (ИРПО), три серебряные медали, юбилейный знак и другие. Охотник в разное время представлял Минск на съездах ИРПО в Нижнем Новгороде, Москве, Риге, а также на Международном пожарном конгрессе 1912 года в Петербурге. Доброволец дожил до глубокой старости. В 80 лет он участвовал в праздновании 50-летия общества охотников, почетным членом которого был избран. В отряде лазальщиков служил и Григорий Миранский, пришедший в МВОПО 19-летним юношей. Спустя восемь лет его назначили начальником отряда трубников. Об успехах охотника на этом поприще говорят многочисленные награды. Среди них – золотая медаль «За усердие», полученная им в 1916 году. Но тушением пожаров деятельность Миранского не ограничивалась. Еще в 1896 году он получил разрешение минского губернатора на обзаведение собственным фотоателье. Впоследствии «Центральная фотография» Миранского находилась на одной из главных улиц города – Губернаторской. Работы добровольца-пожарного экспонировались на выставках. На одной из них – художественно-промышленной выставке в Лионе – его снимки были удостоены большой серебряной медали. Портретной фотосъемкой в собственном ателье на углу Полицейской и Широкой улиц занимался еще один доброволец-пожарный – Моисей Онефатер. На службе он получил серебряный наградной знак ИРПО и привлек к ней своего сына Юделя. После революции 1917 года общество минских охотников было переименовано. Теперь оно стало называться МДПО – минское добровольное пожарное общество. В августе 1926 года добровольцы торжественно отметили 50-летие своей организации. В честь юбилея правительство БССР наградило МДПО орденом Трудового Красного Знамени. «Заслуживает особого внимания, – писала тогда же газета «Звязда», – помощь, оказанная дружиной городу в дни отступления от Минска белополяков, которые жгли лучшие части города. Дружинники, несмотря на потерю лошадей, тащили собственными силами машины, и под обстрелом, подвергая свою жизнь опасности, отстаивали горящие здания». Еще в начале XX века депо на Романовской сильно изменилось. Был достроен второй этаж, а затем третий. Добровольцы размещались в этом здании до 1937 года, после чего оно было передано пожарным частям. В начале 90-х годов прошлого века деревянные конструкции бывшего депо стали разрушаться. В течение четырех лет (с 1994 по 1998-й) здесь проходила реконструкция, после которой в здание въехала пожарная часть № 32. А в августе 2001 года на третьем этаже открылся Музей аварийно-спасательной и пожарной службы МЧС Беларуси. В 2005 году зданию на улице Городской вал исполнилось 120 лет. Е этой дате приоручили возвращение этому пожарному депо порядкового номера 1 вместо номера 32. Она стала поистине первой.



                                                                                                                                                                          © 2004-2010. Твоя столица - Минск.