Меню
· На главную
· Коротко о Минске
· Историческая хронология
· Online-карта Минска
· Минск на сленге
· Топонимика Минска
· Переименования
· Стихотворения о Минске
· Генеральный план Минска
· Каталог ссылок
· Связь с нами
· О проекте
· Реклама на сайте

Смотрите также

· Доска объявлений · Телефонный справочник Минска

Полезное
Нет данных

Опрос
Для Вас Минск - это...

Город, где я родился
Город, куда меня занесла судьба
Я не из Минска, меня просто сюда занесло. :)



Результаты

Ответов 1605

Интересное в сети
Нет данных

Улица Торговая

Любители прогулок по живописным уголкам старого Минска наверняка забредали на тихую и зеленую улочку Торговую.

Именно здесь, на одном из переживших века и сейчас уже нежилом здании укреплена табличка с надписью «Здесь находится Верхний город, исторический центр Минска XVI – XIX веков – комплексный памятник архитектуры, градостроительства, истории, революционной и боевой славы. Находится под охраной государства».

Нашим далеким предкам эта улица была известна как Зыбицкая или Болотная. Совершенно очевидно, что такое название появилось из-за близости к Свислочи и былой заболоченности ее берегов. В числе нескольких других улиц Зыбицкая еще в XII – XV веках составляла историческое ядро, вокруг которого строился город. Более того, она играла серьезную роль в речной торговле древнего Минска. В документе, дотированном 1633 годом, упомянут некий «порт на реке Свислочи, с давних времен им (мещанам минским) служащий…»

В пользу того, что порт этот находился в районе Зыбицкой, говорит тот факт, что еще во второй половине XIX века здесь размещались причалы для лодок.

В упомянутом 1633 году неподалеку от Зыбицкой был заложен монастырь бернардинок. На ее пересечении с улицей Бернардинской появился большой двухэтажный монастырский флигель. В 1819 году это здание пережило реконструкцию (автор проекта – архитектор Михаил Чеховский). На Забицкой размещались и деревянные хозяйственные строения монастыря. Во второй половине XIX века архитектор Казимир Хрищанович предложил перестроить их в магазины. Последующее название улицы – Торговая – было связано и с ее близостью к Низкому рынку. По выходным, когда на этом рынке было слишком многолюдно, торговцы обосновывались на Зыбицкой. Упоминание об этом мы встречаем у белорусского писателя-этнографа Павла Шпилевского. «Между Зыбицкой улицей и главной стенкой базара (Низкого рынка – Прим. ред.) на протяжении всей улицы, ведущей от моста до улицы Замковой, торговцев столько, что они образуют сплошную массу, и по головам их можно смело пройти, словно по неровной мостовой. Тут вы увидите и салопниц, и башмачниц, и лохмотников, и разносчиков старого платья, и продавцов нового, и шляющихся портных, напрашивающихся к каждому в дом шить поденно, и сапожников с готовыми сапогами, и шапочников по преимуществу… Но еще больше надоедят вам, если случится проходить от Высокого к Низкому рынку на базар с каким-нибудь узлом: при самом спуске с горы, близ того места, где прежде был монастырь, на углу Зыбицкой улицы вас атакуют так называемые тандытники, то есть продавцы и покупатели всякого платья, и не пустят вас без того, чтобы не посмотреть, что вы несете. Они подумают, что вы пришли продавать какую-нибудь вещь, – и тогда беда вам. Эти люди начнут оспаривать и вырывать вас друг у друга, как добычу».

Шпилевский, записки которого относятся к 1850-м годам, вспоминает и о благородном пансионе мадам Парникель, здание которого находилось тогда на углу Зыбицкой и Бернардинского переулка.

Во второй половине XIX века за улицей прочно закрепляется другое название – Торговая. Здесь, на углу с Монастырским переулком, появляется пожарное депо. Отсюда долгое время городские брандмейстеры выезжали на борьбу с огнем и частыми наводнениями. При этом оснащение команды, вплоть до 1906 года подчинявшейся полиции, оставляло желать много лучшего. «Городская пожарная команда, – писал репортер «Минского голоса» в 1910 году, – это клоака, где люди служат из-за голода исключительно». Дружина профессиональных огнеборцев не выдерживала конкуренции с добровольцами-пожарными, депо которых появилось на улице Ново-Романовской в 1870-е годы. Общество «вольных охотников» неплохо содержалось за счет пожертвований минской буржуазии.

Неподалеку от улицы Торговой, у Лавского моста (напротив нынешнего здания «БелЭКСПО»), с давних времен работал молочный рынок. Здесь шла бойкая торговля продуктами, привозимыми из окрестных деревень. В конце ХІХ столетия площади этого базара были значительно расширены.

Облик Торговой начал меняться с развитием капитализма. Одна за другой здесь стали открываться небольшие предприятия. В 1870 году в здании на углу с Монастырским переулком открылась табачная фабрика Харлипа. Выпускала она сигары, папиросы, махорку, курительный табак. В 1895 году в производстве было занято 80 рабочих, а стоимость выпущенной продукции составила 47 тысяч рублей. Здание предприятия сохранилось (на углу улиц Торговой и Кирилла и Мефодия).

Аналогичное табачное производство наладила на той же улице и минская купчиха Гинзбург. Ее фабрика начала работать в 1890 году и выпускала, главным образом, махорку. Предприятие имело на Торговой собственную лавку по продаже табака.

Уже в начале ХХ века улица обрела еще одну фабрику – «Русь» Зыбицкера. Основой этого предприятия, выпускавшего обувь, стала обычная сапожная мастерская, открытая на Торговой в 1875 году.

Большим событием в жизни улицы стал пуск очередного участка Александровской линии конки – от Соборной площади, по Монастырской и Торговой улицам и далее – к Нижнему рынку. Произошло это в июле 1893 года, а уже в октябре была закончена укладка пути по Александровской улице (ныне – Богдановича) от Торговой до пивоваренного завода Фрумкина. Для подъема в сторону Троицкой горы на Торговой приходилось впрягать дополнительных лошадей. А иногда, когда этого было недостаточно, пассажиры выскакивали и поднимались пешком. «Добрая старушка конка, – писала одна из минских газет. – Медленно, медленно ползет она на своих шатких костылях-колесиках. Сама безобидная и никого не обижает. Наскочит изредка на какого-нибудь пешехода и в отместку за его неуважение к «старшим» сомнет его. Ползала годы наша труженица – конка по Торговой улице. По ее неславному пути кипела жизнь и била ключом». Проблемы с подъемом вагонов на Троицкую гору остались актуальными и для ХХ столетия. На страницах журнала «Огонек», в очерке, вышедшем в 1927 году, были такие строки: «Приезжий человек, если бы он полюбопытствовал съездить конкой на Троицкую гору, был бы поражен оригинальным способом переправки пассажиров через Свислочь, где недавно ремонтировался мост. Вагон останавливался у какого-то дома, кондуктор объявлял пересадку, пересчитывал своих пассажиров как цыплят и говорил им властным тоном: «Идите за мной». После этого он подводил к воротам дома, вел двором, залитым большей частью года жирной грязью, и выводил на берег Свислочи, где взорам пересадчиков открывался мост, а за ним вагон конки, терпеливо их дожидавшийся. На Торговой пересекались две линии конки. Здесь же пассажиры пересаживались с одной из этих линий на другую. Из-за того, что табличек с указанием маршрута на вагонах не было, а таких вагонов скапливалось иногда до четырех, люди часто ошибались и ехали не в нужном направлении.

На современной улице Торговой сохранилось здание, построенное еще в XVIII столетии. Это дом № 27, расположенный на углу с площадью Восьмого марта.

Поначалу это здание имело два этажа, а позже – в конце XIX – начале XX веков – был пристроен еще один. По мнению некоторых историков, именно здесь в 1905 году открылась подпольная типография Белорусской социалистической громады. Правда, работала она недолго: спустя год минский комитет БСГ принял решение о ее закрытии. Представители другой партии – РСДРП – наведывались по другому «революционному» адресу: Торговая, 18. В этом доме, принадлежавшем Левинщирину, с 1907 по 1910 год размещалась нелегальная библиотека большевиков. Она снабжала как членов партии, так и сочувствующих книгами, брошюрами и газетами, издававшимися социал-демократами с 1903 года. Здание, в котором находилась библиотека, не сохранилось.

После октябрьской революции Торговая осталась в числе немногих улиц Минска, сохранивших прежние названия. Соседние Монастырская, Мало-Монастырская и Крещенская превратились соответственно в улицы Бакунинскую, имени Герцена и Октябрьскую (современная Интернациональная от Янки Купалы до площади Свободы). В 1929 году жизнь этого уголка Минска заметно оживилась: сюда пришли строители.

На Бакунинской улице был построен трамвайный мост, и первая машина прошла по нему в том же году. Минчане осваивали маршруты нового городского транспорта: «Товарная станция – Комаровка» и «Пассажирский вокзал – Сторожовка».

Близость к Свислочи всегда имела для улицы Торговой свои плюсы и минусы. К последним, конечно же, относились нередкие наводнения. Рекордным за многие годы стал подъем воды в реке весной 1931 года. Зимой выпало много снега, а сильный мороз не давал ему растаять. Воды за это время в снежном покрове накопилось в два раза больше нормы. В апреле установилась теплая, солнечная погода. Снег стал быстро таять, и не ручьи, а целые потоки устремились в реку. К 15 апреля уровень воды в Свислочи стал подниматься. Через неделю он достиг своей высшей отметки – почти пять метров! Для города наступило тяжкое время испытаний. Талая вода полностью накрыла Татарские огороды (район нынешнего Дворца спорта). Были эвакуированы жители домов Немиги и Торговой улицы. В центре Минска мог ходить только речной транспорт. На участке между нынешним цирком и площадью Победы плескалось настоящее озеро. Полностью вода сошла только к середине мая, нанеся городу огромный ущерб.

Куда более страшным испытанием стала для города война, во время которой было уничтожено 80 процентов жилого фонда Минска. Не обошла беда стороной и Торговую: часть ее домов пострадала от бомбардировок и пожаров. При этом застройку древнейшей улицы города все же можно было сохранить. Однако архитекторы решили ее судьбу по-иному. В пояснительной записке к «Детальному проекту планировки центральной части города Минска», в частности, указывалось: «Торговая улица также расширяется за счет сноса всех сильно обветшавших и частично разрушенных зданий, расположенных между улицей и рекой Свислочь. На их месте предложено создать сквер-набережную. Уширение этой зеленой полосы к Пролетарской улице (современная улица Янки Купалы) объясняется стремлением удлинить въездную дамбу на мосту и этим улучшить транспортные условия перекрестка».

К счастью, судьбу снесенных зданий не разделили Дом Ваньковичей и так называемый Дом масонов. (Сегодня оба они выходят на улицу Торговую торцевыми фасадами.)

Дом-усадьба Ваньковичей был построен в конце XVIII – начале XIX столетий на улице Волоцкой. Имя автора архитектурного проекта так и осталось неизвестным. Первоначально усадьба состояла из дома, флигеля и хозяйственных построек. Парадный двор был отделен от Волоцкой каменной оградой с воротами. А с восточной стороны, на склоне вдоль улицы Зыбицкой (ныне – Торговой), тянулся живописный фруктовый сад. В нем росли и редкие для наших широт грецкие орехи. В начале XIX века усадьба принадлежала Эдварду Ваньковичу, который устраивал в своем доме музыкальные вечера и товарищеские встречи. На них бывали многие известные люди того времени – художник Валентий Ванькович, композитор Станислав Монюшко. Усадьба уцелела в годы Великой Отечественной (во время войны и в первые годы по ее окончании здесь жили люди). А в 70-е годы прошлого столетия восточный флигель и часть каменной ограды с воротами разрушили. Тогда же были уничтожены скульптуры у входа в дом и разросшийся сад. Позже уцелевшее здание подверглось реконструкции, и сегодня здесь работает музей «Дом Ваньковичей. Культура и искусство 1-й половины XIX столетия».

Еще один столичный музей – истории театрального и музыкального искусства – размещен в Доме масонов. Его здание с чертами барокко и раннего классицизма дожило до нашего времени практически без изменений. Впервые на плане Минска оно встречается в 1817 году. Интересно, что первая масонская ложа – «Северный факел» – появилась в Минске в 1816 году. А к 1828-му таких лож было уже три. Тайные организации «вольных каменщиков» преследовались царским правительством. Так, в 1839-м в руки минской полиции попали секретные документы масонов (списки, речи, книги, печати). Все эти трофеи были сожжены «по вырытии ямы внизу под горою при улице, идущей около еврейских кладбищ на Ляховку (район современного стадиона «Динамо». – Прим. ред.)». Тем не менее, масонские организации в городе существовали вплоть до 1917 года.

Сегодня улица Торговая – это северо-восточная граница Верхнего города и заключена между Интернациональной и площадью Восьмого марта. Глубоко символично (для старейшей улицы города), что начинается и заканчивается она зданиями XVIII века. В одном из них (№ 27 на углу с площадью Восьмого марта) до начала 90-х еще жили люди. Затем оно было взято на консервацию, которая продолжается и поныне. В наши дни улица достаточно безлюдна: здесь не осталось жилых домов, давно разобран и трамвайный мост. На нечетной стороне Торговой – кирпичные и деревянные заборы, за которыми видны ветхие постройки, а также здания, ждущие реконструкции. Через дорогу (кое-где со следами асфальта) улица переходит в набережную Свислочи. Здесь, у реки, сохранилось множество старых деревьев. Когда-то тут проходила Торгово-набережная, отделявшая от реки густо застроенную и шумную Торговую…




                                                                                                                                                                          © 2004-2010. Твоя столица - Минск.