Меню
· На главную
· Коротко о Минске
· Историческая хронология
· Online-карта Минска
· Минск на сленге
· Топонимика Минска
· Переименования
· Стихотворения о Минске
· Генеральный план Минска
· Каталог ссылок
· Связь с нами
· О проекте
· Реклама на сайте

Смотрите также

· Доска объявлений · Телефонный справочник Минска

Полезное
Нет данных

Опрос
Для Вас Минск - это...

Город, где я родился
Город, куда меня занесла судьба
Я не из Минска, меня просто сюда занесло. :)



Результаты

Ответов 1605

Интересное в сети
Нет данных

Улица Раковская

Современное многоэтажное здание на Немиге практически закрывает от людских глаз начало улицы Раковской – одной из старейших в городе. Но, поднявшись по ступенькам и миновав проход между домами, можно легко попасть в прошлое Минска

Наряду с Троицким, Раковское предместье было в числе наиболее древних застроек нашего города. Оно представляло собой территорию, ограниченную современными улицами Раковской, Немигой, Витебской и Освобождения. Эту территорию минчане стали обживать, начиная с XII века. Археологи обнаружили здесь изразцы и бытовую керамику XV – XVIII столетий, стеклянную посуду, монеты Речи Посполитой и Российской империи. Застройка предместья шла по обе стороны Раковского тракта (ныне – улица Харьковская), соединявшего Минск с местечком Раков. В XVI веке тремя главными ее векторами стали улицы Немигская, Раковская и Воскресенская (в наше время – Освобождения).

В следующем, XVII веке, часть земельных участков предместья перешла во владение Свято-Петропавловского православного монастыря. На улицах Раковской, Воскресенской, Немиго-Раковской и Замковой со временем начали появляться каменные и деревянно-каменные здания. В основном, это были так называемые доходные дома, находившиеся в собственности крупных домовладельцев и церкви.

Улица Раковская отмечена на сохранившемся «Плане губернского города Минска 1793 года». По тем временам она была довольно протяженной; являясь продолжением Раковского тракта, она вливалась в Немигскую с северо-запада. Нижний участок Раковской какое-то время назывался Юровской улицей. Но уже к концу XIX столетия последняя исчезает с карты города. Раковской считают всю улицу, заключенную между Немигой и Юбилейной площадью. Согласно полицейскому отчету 1893 года, ее протяженность на то время составляла 320 сажень (672 метра), а ширина колебалась от 3 (6,3 метра) до 4,7 сажень (9,9 метра). Раковская имела мостовую и в темное время суток освещалась фонарями.

Сохранившаяся дореволюционная застройка Раковской напоминает утраченную нами Немигу. Каменные двухэтажные здания плотно примыкают друг к другу. Следует отметить, что нумерация домов начинается по одной стороне с цифры 12, а по другой – 15. Дело в том, что строения в начале улицы, уцелевшие во время Великой Отечественной войны, были снесены в 1973 году – при реконструкции Немиги. К счастью, дожил до наших дней дом № 17, возведенный еще в XVIII столетии. Позднее это здание было перестроено; в нем работал танцевальный зал, а затем кинотеатр. В начале XX века дом принадлежал Черчису; во время первой русской революции в зрительном зале проходили собрания революционеров. В настоящее время здание находится на реконструкции.

C давних времен в Раковском предместье селились минские евреи – ремесленники и торговцы. Неслучайно в этой части города были сосредоточены хедеры (начальные школы для обучения мальчиков основам иудаизма) и синагоги. Одна из них находилась на улице Раковской в доме, сохранившемся до наших дней в перестроенном виде. Сегодня здесь размещается специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва по шахматам и шашкам.

С конца XIX столетия, повинуясь велению времени (начало развития капитализма в России), Раковская превращается в фабрично-заводскую улицу. В 1896 году здесь открылась обойная фабрика Шифмановича. Она разместилась в доме Домье на углу Раковской и Немиго-Раковской улиц (сегодня сохранившееся старое здание принадлежит хлебозаводу № 1). В 1912 году на фабрике трудились 29 рабочих, применялись паровая и динамо-машины. Спустя два года после открытия этого предприятия купец Абрам Эпштейн получает разрешение городских властей на размещение обойной фабрики в доме Поляка на улице Раковской (здание на этой улице под № 30 сохранилось и поныне). Предприятие было оснащено четырьмя печатными машинами и производило в сутки около 4 тысяч кусков обоев. (Длина такого куска составляла 11 аршин, или 7,7 метра).

Продукцию минских обойщиков охотно покупали не только в местных лавках, но и далеко за пределами губернии – в Центральной России, на Украине, Кавказе. В то время монополия на писчебумажное и обойное производство принадлежала финским фабрикантам. Они и диктовали цены на свою продукцию, которые были достаточно высокими. Их минские коллеги не имели никаких обязательств по отношению к монополистам. Кроме того, что весьма существенно, местная рабочая сила стоила дешево. Все это и позволило создать в городе крупное обойное производство. В 1909 году на фабрике Эпштейна приключился пожар: во время сушки обои упали на раскаленную печь. Тогда же хозяин получил разрешение на возведение нового здания. Оно было построено на пустыре неподалеку от Раковской в 1910 году.

В начале ХХ столетия на Раковской одна за другой появляются обувные фабрики. Первая из них – «Труд» Гольдберга, Бенцмана и Гурвича – открылась в 1910 году под одной крышей с обойным предприятием Эпштейна. Согласно отчетам 1913 года, здесь было изготовлено 15 тысяч пар обуви.

Предприятие «Быстроход» начало работать в 1912 году в здании, сохранившемся до нашего времени (дом № 18). Спустя год на фабрике, «запущенной» Московским акционерным обществом кожи и механической обуви «Шеврохром», трудились 35 рабочих. В 1914 году, когда началась первая мировая война, предприятие тачало сапоги для действующей армии. В этот период в производстве были заняты уже 79 человек.

Неподалеку от этого здания, в доме № 8 на Раковской (ныне – № 14) работало второе мужское одноклассное приходское училище. Интересно, что при этом учебном заведении была открыта воскресная школа, где обучалось мужское население города. Инициатором создания школы была эсерка Екатерина Измайлович (казненная в 1906 году в Севастополе за покушение на адмирала Чухнина).

Октябрьская революция 1917 года внесла значительные коррективы в жизнь улицы. Частные предприятия были национализированы, а их хозяева рассеялись по бескрайним просторам бывшей Российской империи. В 20-е годы в помещении закрывшейся обувной фабрики «Быстроход» обосновалось ниточное и красильное отделения предприятия «Красный текстильщик». Здание бывших фабрик Эпштейна и Гольдберга было передано государственному магазину «Санитария и гигиена» № 2. С 11 февраля 1928 года на Раковской стал работать хлебный завод имени 10-летия Октября. На предприятии, созданном Минским центральным рабочим кооперативом, выпекали черный и белый хлеб, баранки. В конце 20-х годов завод за месяц давал на-гора 7.500 центнеров черного хлеба, 34.000 центнеров белого, 360 центнеров булок и 480 – баранок. В это время здесь трудились 150 человек, работала лаборатория хлебной инспекции, обслуживающая все пекарни города.

В начале улицы, застройка которой не сохранилась, с 1924 года в доме № 2 работало Минское окружное товарищество краеведения. Оно включало такие секции, как культурно-историческая, природно-географическая, общественно-экономическая, школьно-краеведческая. К началу 30-х годов общество собрало несколько интересных коллекций для будущих музеев города и Минщины.

В 1937 году улица Раковская была переименована в честь советского писателя Николая Островского.

Автор знаменитых советских бестселлеров «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей» умер годом раньше – в 1936-м. Минчане уважали писателя и мужественного человека, но улицу, получившую его имя, какое-то время продолжали между собой называть Раковской. Начавшаяся Великая Отечественная война пощадила ее застройку: после массовых бомбежек города здесь уцелели практически все дома. После создания фашистами минского гетто (1941 год) в него вошла и часть улицы Островского. В другой ее части во время оккупации работал кинотеатр «Беларусь» (не путать с одноименным кинотеатром на Юбилейной площади, появившимся позже). По воспоминаниям минского старожила Владимира Талейко, здесь шли немецкие взрослые и детские фильмы, снабженные титрами. Показу этих лент предшествовали пропагандистские ролики с «правдивыми» фронтовыми новостями.

Теперь трудно сказать, какой фильм шел в этом кинотеатре 6 декабря 1943 года (а главное, какая хроника – ведь в это время Красная Армия уже начала освобождение Беларуси). Но известно, что в этот день на улице Островского подпольщиками был убит бургомистр Минска Ивановский. Вообще-то руководители спецгруппы «Мстители» планировали выкрасть бургомистра и вывезти его в лес для переговоров (расчетливый Ивановский к тому времени «по совместительству» был агентом британской разведки). Однако операция, в которой участвовали Александр Каминский, Евгений Кунцевич и другие, пошла по другому сценарию. Какому? Об этом позже вспоминал участник событий Кунцевич:

– Мимо нашей засады (неподалеку от городской управы. – Прим. ред.) прошла Ольга Мержеевская и громко кашлянула – это был условный сигнал о появлении бургомистра, который проехал на пролетке мимо нас. Мы выскочили на Комсомольскую улицу и быстрым шагом, а иногда и бегом пустились догонять его. С ним сидел немец, потом он сошел с коляски, а Ивановский с извозчиком продолжали поездку. Прохожие с удивлением оглядывались на нас, когда мы бежали вслед за пролеткой. Особенно опасно было то, что среди них встречалось много гитлеровцев. Но нам некогда было задумываться об опасности: цель близка, риск оправдан. Каминский бежал впереди, а я – в двух-пяти метрах за ним, наблюдая за обстановкой. На улице Островского Каминский вскочил в пролетку и схватил Ивановского за шиворот.

– Молчать и следовать за мной! – приказал он бургомистру. Но тот поднял истошный крик. В то же мгновение я остановил пролетку. Каминский вырвал у Ивановского пистолет, который тот хотел пустить в ход, и выбросил бургомистра на мостовую. Ивановский, а вместе с ним и извозчик продолжали кричать. Где уж тут взять бургомистра живым! Покончив с Ивановским, я подобрал его портфель и спокойным шагом направился к Татарским огородам, а Каминский скрылся в развалинах. Пройдя метров сто, я достал из кармана бутылку с бензином и полил следы, чтобы их не взяла овчарка. А в городе уже шли поиски народных мстителей... После войны улицу Островского еще долго приводили в порядок, хотя разрушений здесь практически не было. Как и в далекие дореволюционные годы, дома на ней оказались перенаселены: в разрушенном городе катастрофически не хватало жилья. (А тесная квартирка или даже сарай были куда лучше, чем палатка посреди улицы). К 1946 году после реконструкции на Островского вступил в строй хлебозавод № 1, здесь открылись клуб, библиотека. В доме № 24 до конца 1950-х работал кинотеатр «Беларусь», затем его помещение передали Дому пионеров. (В настоящее время, напомним, здесь находится специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва по шахматам и шашкам.)

В конце 60-х – начале 70-х годов застройка начала улицы Островского была принесена в жертву перестройке (по сути, сносу) старой Немиги. От последней ее «отрезали» два выросших многоэтажных здания (Немига, 6 и 8). Сегодня арка между ними – своеобразные ворота времени, ведущие в XIX – начало XX веков. Архитектура этих столетий хорошо сохранилась на Раковской.

Первоначальное имя улице вернули несколько лет назад. В наше время она как бы заключена между двумя высотками – уже упомянутыми зданиями Немиги и многоэтажным домом на Юбилейной площади. Несколько слов об этой площади – своеобразном устье Раковской. Историки предполагают, что свое имя она получила в честь юбилейного знака, появившегося в 1826 году. Он был установлен на тогдашней окраине Минска в честь 1500-летия Никейского собора, который утвердил символы и догмы христианства. Этот год был объявлен Ватиканом как юбилейный. Празднества, посвященные круглой дате, в минских костелах проходили в 1826 году. Долгое время Юбилейная площадь служила местом проведения базаров. Во время Великой Отечественной войны она входила в территорию минского гетто. Сегодня об этом напоминает скромный знак, установленный на площади.

В 60-е годы, неподалеку от улицы Островского, был построен новый кинотеатр «Беларусь». Его возвели на Юбилейной площади – как казалось тогда, на века. Однако несколько лет назад, когда спрос на билеты совсем упал, киноучреждение закрыли. В наши дни его здание, пришедшее в запустение, не украшает площадь и старинную улочку.

Сегодня более половины домов на Раковской принадлежат далекой истории – XVIII, XIX и началу XX века. В выходные дни улица выглядит пустынно: часть старых зданий находится на реконструкции, в других размещаются офисы. «Последний из могикан» – дом № 16а, в котором до сих пор живут люди.

– Вы что-нибудь знаете об истории улицы, на которой живете? – как-то спросили у одного из его жильцов, мужчины средних лет.

– А как же! – слегка обиделся он. – Слышал, что наш дом построен в 1876 году. Еще знаю, что когда-то здесь был кинотеатр, а во время войны – гетто… Хочу ли я уехать отсюда? Конечно, неплохо было бы получить хорошую, удобную квартиру. Но жалко – уж больно симпатична эта улочка. Много зелени, мостовая выложена красивой плиткой... Здесь тихо, и даже не верится, что совсем рядом – шумная Немига...

– А вы помните старую Немигу? Там были двухэтажные каменные домики вроде тех, что остались на Раковской…

– Только слышал об этом. Но, к сожалению, не застал...




                                                                                                                                                                          © 2004-2010. Твоя столица - Минск.