Меню
· На главную
· Коротко о Минске
· Историческая хронология
· Online-карта Минска
· Минск на сленге
· Топонимика Минска
· Переименования
· Стихотворения о Минске
· Генеральный план Минска
· Каталог ссылок
· Связь с нами
· О проекте
· Реклама на сайте

Смотрите также

· Доска объявлений · Телефонный справочник Минска

Полезное
Нет данных

Опрос
Для Вас Минск - это...

Город, где я родился
Город, куда меня занесла судьба
Я не из Минска, меня просто сюда занесло. :)



Результаты

Ответов 1603

Интересное в сети
Нет данных

Микрорайон Ляховка

Сегодня лишь немногие в Минске знают о том, что район стадиона «Динамо», расположенный в самом центре столицы, сто лет назад был рабочей окраиной. Сюда не «дотягивался» водопровод и рельсы конки, здесь не было гимназий и роскошных магазинов. Вместо всех этих благ цивилизации Ляховка была богата дымящими заводиками, мрачными рабочими казармами и покосившимися лачугами...

Деревня с названием Ляховая Лука, расположенная к югу от Минска, упоминается еще в исторических документах XVI века. Через два столетия на ее месте появилась слобода Ляховка, которая в конце XIX века превратилась в промышленную окраину города. Весной и осенью на утопающую в грязи, плохо освещаемую окраину редко заглядывали люди благородного звания.

Ляховка представляла собой обширную территорию, делившуюся на две части. Верхняя включала район современных улиц Свердлова и Ульяновской - до реки Свислочь. К Нижней Ляховке относились нынешние улицы Октябрьская и Лодочная. В 1908 году здесь в небольшом деревянном здании был открыт чугунолитейный завод «Гигант». Принадлежал он товариществу Дорского, Поляка и Семенюка. На примитивном оборудовании рабочие ремонтировали сельхозмашины, производили скобяную мелочь. Через несколько лет предприятие изменило ассортимент продукции. Теперь здесь отливали детали машин и ограды. После пожара 1913 года здание завода перестроили. Во время польской оккупации оно было разрушено. В 1921 году предприятие восстановили и назвали «Энергия». Поначалу оно производило лопаты, ложки, уличные фонари. Но уже через десять лет в цехах работало более тысячи человек, и завод освоил выпуск станков. Ныне о дореволюционном «Гиганте» напоминает один из корпусов завода имени Октябрьской революции на улице Октябрьской.

С 1892 года там же, на Нижней Ляховке, работал дрожже-винокуренный завод братьев Раковщиков. В то время это было крупнейшее в Белоруссии предприятие отрасли. В 1913 году здесь работало до 150 человек. Добротное здание завода - кирпичное с небольшими окнами - резко выделялось на фоне деревянных построек. Сегодня здесь, на улице Октябрьской, размещается Минский дрожжевой комбинат. Через дорогу, тоже в кирпичном, но одноэтажном здании, находился винный склад.

На Нижней Ляховке было сосредоточено несколько маленьких кожевенных заводов, скорее похожих на мастерские. Это - предприятие Монтвелинского, открытое в 1875 году, и Имрота (1885), а также заводы Лане и Сутина, вступившие в строй в 90-е годы XIX столетия. В 1927 году на базе бывшего сутинского владения было создано кожевенное предприятие «Большевик».

На улице Ново-Серпуховской (район современного стадиона «Динамо») первоначально находилась фабрика гребней, которая принадлежала двум французам - Коллету и Турнье. Примечательно, что она стала первым в России предприятием отрасли, и ее продукция пользовалась большим спросом. О «дизайне» изящных женских расчесок заботились около двух десятков французских мастеров.

Знаковым заводом Ляховки долгие годы оставался Кошарский чугуно-меднометаллургический, появившийся в 1881 году. Свое название он получил от Кошарской площади, где находилась небольшая кузница Якобсона. В начале прошлого века на предприятии товарищества «Якобсон, Лифшиц и Ко» уже работали слесарно-токарный, литейный, сборочный, кузнечный и столярный цеха. В это время здесь освоили производство оборудования для дрожжевых, кирпичных и фанерных заводов. Продукцию закупали как на внутреннем рынке (белорусские губернии), так и в России, на Украине. Рядом с этим предприятием находился еще один, тоже крупный по тем временам, машиностроительный и котельный завод Янишевского. Как и его «сосед», он появился на базе кузнечно-слесарной мастерской. Ассортимент выпускаемой продукции - оборудование для крахмальных заводов, лесопилен, ректификационных и винокуренных предприятий. В канун первой мировой войны здесь освоили производство нефтяных и газогенераторных моторов, паровых турбин, насосов. С 1925 года завод получил название «Металл» и после объединения с предприятием «Восход» был преобразован в машиностроительный завод «Коммунар» (с 1935-го - имени Кирова).

Множество заводов и фабрик Ляховки привлекало сюда рабочую силу. И люди, устроившись на производство, шли на любые условия хозяев. Естественно, что те в погоне за прибылью не заботились о создании нормальных условий труда. Рабочие по 14-18 часов проводили в тесных, душных и плохо освещаемых помещениях. Не было столовых, душевых, шкафов для одежды. Кстати, из спецодежды выдавались только рукавицы, и в цехах люди работали в старой, заношенной одежонке. Бывшие крестьяне нередко приходили на работу в домотканых зипунах и лаптях. Хозяева заводов считали ненужной охрану труда. Ее отсутствие влекло за собой большое число несчастных случаев. «Рекорд» по числу таких происшествий долгое время принадлежал заводу товарищества «Якобсон, Лифшиц и Ко». В 1906 году число жертв на этом предприятии составило 19, а в 1907 - 29 человек. На заводах, как правило, отсутствовала медицинская помощь. Правда, в 1899 году на Нижней Ляховке, неподалеку от завода Имрота, была открыта первая фабрично-заводская амбулатория. Средства на ее содержание частично давали заводчики, остальную долю высчитывали из зарплаты рабочих в виде больничного налога.

Неустроенным и неприглядным было жилье обитателей Ляховки, особенно «нижнего» района. Вот как писал о нем корреспондент «Минского эха»: «...зловоние ужасное ( от большого количества кожевенных мастерских - прим.ред.), тротуары поломаны, мостовые в неисправности и нуждаются в капитальном ремонте».

Часть рабочих Ляховки жила в специальных казармах при заво ах. В них на деревянных нарах вповалку спали мужчины, женщины и дети. Жил трудовой люд также и в собственных домишках, подвалах, и даже землянках. Журналист «Минского листка» так рассказывал о своих впечатлениях от посещения трущоб Ляховки: « Вот небольшое каменное строеньице. Оно разделено экономными домовладельцами на две половины: в одной половине устроены: помойная яма, выгребная или мусорная яма, сарай для свиней, склад для дров и прочее. Из другой половины, отделенной от первой тонкою, в один кирпич стеною, устроено жилое помещение. Окна этих комнат у самого потолка величиною не более пол-аршина. Стены и потолки испещрены узорами плесени и сырости. И в этих комнатах, в каждой из них, заживо похоронено душ пять-шесть; днем грязная улица, ночью сырой подвал...»

Впрочем, жизнь обитателей Ляховки имела не только темную сторону. Изредка мужчины надевали праздничные костюмы-тройки из фабричного сукна и до блеска начищенные сапоги. Женщины облачались в свои выходные наряды - длинные платья или юбки с блузками и ботинки на высоких каблуках. Это случалось на праздники; венчания и свадьбы, которые чаще происходили как товарищеские пирушки; обязательные крестины детей (иначе не выдавались свидетельства о рождении). Представители сильного пола нередко проводили время в трактирах, а также ходили в цирк. На Кошарской площади (приречная часть современной улицы Красноармейской) можно было посмотреть скачки, спортивные состязания. А летом 1913 года тут прошел первый в Минске футбольный матч, в котором гимназисты «разгромили» команду служащих со счетом 3:0. Сюда же, на Кошары, афиши приглашали на очень популярную в то время французскую борьбу. Правда, билет для взрослого почитателя этого зрелища стоил аж 25 копеек - половину дневной выручки минского рабочего.

Октябрьские события 1917 года внесли существенные изменения в жизнь Ляховки и ее обитателей. Через несколько лет многие рабочие семьи переселились в престижные районы Минска. Для чего специальным указом из своих домов на улицах Подгорной, Губернаторской, Богадельной, Койдановской и других были выдворены семьи «бывших». Теперь на этих улицах можно было встретить прежних поселенцев Ляховки - в широких галифе и гимнастерках, заправленных под ремень военного образца. Кстати, такой стиль милитари продержался в среде минских рабочих до конца 20-х годов. Своеобразным фронтом стала и сама Ляховка. Здесь развернулась широкомасштабная борьба за скорейшее восстановление предприятий, а затем - за выполнение планов индустриализации.




                                                                                                                                                                          © 2004-2010. Твоя столица - Минск.